13
Март

Очень похоже на киевский «майдан». Лавров о событиях в Грузии

Share
0
Comment
354 views
9 sec
NarMedia

10 марта 2023 года министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова дал интервью программе «Большая игра» на «Первом канале».

  • Начну с вопроса, касающегося последних новостей. Ситуация в Тбилиси: правительство фактически пошло навстречу всем требованиям протестующих, без каких-либо ограничивающих условий, без каких-то уступок со стороны протестующих. Тем не менее мы слышим, что протесты будут продолжаться. Требования протестующих только растут. Это начинает напоминать киевский майдан 2014 г. Что происходит? И как далеко, с Вашей точки зрения, это может зайти?

-Очень похоже на киевский «майдан». Никаких сомнений нет, что закон о регистрации неправительственных организаций, получающих зарубежное финансирование в размере 20% от своего бюджета, был лишь поводом для того, чтобы начать попытку силовой смены власти.

Если взять сам закон и сравнить его (как это делали многие политологи за последние дни, когда начались беспорядки в Тбилиси), то он «бледнеет» по сравнению с тем, как регулируется деятельность некоммерческих организаций в США, во Франции, в Индии, в Израиле. Это всё можно посмотреть.

За нарушение аналогичного закона в Соединенных Штатах штраф до 250 тысяч долларов США и до 5 лет тюрьмы в рамках уголовного преследования. В Грузии неизмеримо меньшие суммы: около 9 тысяч долларов США и никакого уголовного преследования.

Несмотря на то, что в ряде европейских стран на эту тему существуют гораздо более жестокие нормы, Высокий представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ж.Боррель, не моргнув глазом, заявлял, что закон, который грузины продвигают (правящая партия «Грузинская мечта»), противоречит европейским ценностям, ставит блок на пути присоединения Грузии к Европейскому союзу. Лицемерие очевидное.

Правительство, правящая коалиция, правящие партии объявили, что они окончательно отзывают этот закон (как слышал) и что они выпускают на свободу порядка 170 арестованных зачинщиков беспорядков. И это несмотря на то, что есть видеосвидетельства проявленного ими насилия. Оно является нарушением любых демократических норм и заслуживает судебного преследования. Тем не менее правительство их освободило. И оппозиционеры без какой-либо передышки сказали, мол, нет, вы пошли нам навстречу только в первом вопросе, а сейчас уходите в отставку.

Позиция Запада, того же Государственного департамента США, пафосным тоном заявляющего о недопустимости подобного отношения к гражданскому обществу, вызывает улыбку. Это те самые «правила», о которых говорит Запад. Мы говорим о международном праве, а он – о «правилах», на которых может быть основан миропорядок. В Грузии оппозиция не то что может, а обязана делать то, что хочет, а в Молдове протесты против действующей власти осуждаются. Потому что оппозиция в Грузии отражает интересы Запада, а оппозиция в Молдове отражает иные, а западные интересы в этой стране отражает правительство и президент.

Буквально на наших глазах разворачиваются две похожие ситуации с протестами. В Тбилиси протесты были далеко не мирные. Как вы могли убедиться, демонстранты переворачивали машины, использовали слезоточивый газ, дымовые шашки. В Кишинёве такого не припомню. Даже если это было бы аналогичным действом, отношение к этому принципиально разное. Мне кажется, что всем странам, расположенным вокруг Российской Федерации, следует сделать выводы из того, насколько опасным является курс на вовлечение в зону ответственности, интересов Соединенных Штатов. Эта зона сейчас распространяется на весь мир. Говорили уже об этом. Неслучайно, когда США и их союзники по НАТО комментируют события на Украине, нашу специальную военную операцию, они требуют нанести Российской Федерации стратегическое поражение на поле боя, прямо признавая, что речь идет об экзистенциальном конфликте. От его исхода зависят интересы Запада в сфере глобальной безопасности, перспективы его гегемонии во главе с США и перспективы их доминирования в мировых делах.

  • Как мне кажется, то, что происходит в Тбилиси,  напоминает события в Киеве в 2014 г. еще в одном отношении. В Киеве было правительство во главе с Президентом В.Ф.Януковичем, которое, вопреки обвинениям в свой адрес, никак не было союзником России. Они говорили о том, что хотели бы ассоциации с Европейским союзом и выбирают европейский путь. Не кажется ли Вам, что это как быть наполовину беременным? Что страны, правительства на постсоветском пространстве, выбиравшие этот путь движения в «трансатлантическое пространство», тем самым уже фактически отказывались от значительной части своего суверенитета. Им было трудно себя защищать, и они сами ограничивали возможности России прийти им на помощь.

-Безусловно. Начну даже с 2004 г., а не с «майдана» в 2014 г. В 2004 г. были очередные проблемы на выборах на Украине. Тогда тоже условно пророссийские силы выступали против тех, на кого ставил Запад.

Прекрасно помню, как официальные лица Европейского Союза, министры иностранных дел этих стран публично призывали украинских избирателей определиться, с кем они: с Россией или с Европой. Риторика «или-или» звучала с 2004 г., когда наши отношения с Евросоюзом были практически безоблачными: намечались планы общих пространств, всерьез обсуждалась социально-экономическая интеграция, начинали вырисовываться договоренности об облегчении и последующем переходе к безвизовому режиму, единое пространство безопасности и экономического развития от Ла-Манша до Владивостока и прочее.

Философия «с нами или с Россией» вынашивалась Евросоюзом с самого начала геополитической ситуации, сложившейся после исчезновения СССР. Президент России В.В.Путин не раз говорил об этом в ходе бесед и интервью. В 2013 г. Украина вплотную подошла к договоренностям по соглашению об ассоциации с ЕС. Тогда нас не держали в курсе хода переговоров, хотя у России с Украиной был огромный объем торговых, инвестиционных и иных экономических связей. Украинские друзья, правительство В.Ф.Януковича, совсем не были проукраинскими. Они занимались вопросами налаживания тесных ассоциативных отношений с ЕС.

  • Оно тем более не было пророссийским.

-Нет, конечно. Они занимались переговорами с ЕС, не ставя нас в известность. Мы знали, что идут переговоры. Но наши вежливые и деликатные просьбы поделиться оценками были проигнорированы. Россия не хотела «вставлять палки в колеса», давать «разрешение» или брать на себя роль «гегемона». Дело в том, что на переговорах речь шла о тех вещах, которые регулировались нашими отношениями с Украиной в других форматах, в рамках СНГ, где действовало соглашение о свободной торговле.

Мы задавали вопросы. Если вы «обнуляете» (как писала пресса) все тарифы в торговле с ЕС при том, что у нас с вами они тоже отсутствуют, то возникает проблема. С ЕС у нас нет нулевых тарифов, но есть очень серьезные защитные тарифы, которые мы «выторговывали» долгие семнадцать лет в ходе переговоров о вступлении в ВТО.

Наконец, Президент Украины В.Ф.Янукович и его помощники поняли, что это может быть проблемой, и что если не принять никакие меры, Россия просто закроет границу с Украиной для беспошлинного ввоза товаров, иначе из ЕС хлынет поток, от которого мы защищаемся в рамках ВТО. И в ходе саммита Восточного партнерства осенью 2013 г. В.Ф.Янукович попросил отложить подписание этого соглашения.

До этого мы высказались за проведение консультаций экспертов в тройственном формате Россия–Украина–Еврокомиссия, чтобы положить на стол наши существующие торговые режимы с Украиной и ЕС и то, что планируют подписать Брюссель и Киев. Председатель Европейской комиссии Ж.Баррозу тогда высокомерно сказал, что это не наше дело, мол, ЕС же не интересуется российско-канадской торговлей, и отказался провести встречу экспертов.

Осознав серьезность негативных торгово-экономических последствий несогласованного с Россией и с зоной свободной торговли СНГ подписания соглашения об ассоциации с ЕС, В.Ф.Янукович и попросил на саммите Восточного партнерства отложить этот процесс. Это и стало триггером «Майдана».

  • Помню, как литовские руководители возмутились, мол, как же так, мы готовы разговаривать с В.Ф.Януковичем, несмотря на все его несовершенства. А он себя так неправильно ведет.

-Пустили в «приличное общество».

  • Совершенно точно. Посмотрим на конфликт на Украине. Сегодня, с точки зрения «коллективного Запада», его позиция по Украине – сама собой разумеющаяся. Не мне вам говорить, что она противоречит американской дипломатической традиции. Первый президент США Дж.Вашингтон категорически предостерегал Соединенные Штаты от участия в европейских конфликтах, не имеющих прямого отношения к американским интересам. Об этом говорили и многие другие американские президенты. Давайте отвлечемся от того, кто прав в споре вокруг Украины. Понятно, почему для России это – экзистенциальная проблема. Почему «коллективный Запад» настолько возмутился и «встал на дыбы»? Действительно ли на Украине было что-то, что для Запада было очень важно или они давно ждали предлога, чтобы «вцепиться в горло» России, которая стала удобной мишенью для демонстрации такой ярости и единства?

-Думаю, и та, и другая причины присутствуют. Они ждали предлога, чтобы «вцепиться» в Россию, и момента, чтобы это сделать. Россия стала восприниматься как слишком самостоятельный игрок. Мы набирали экономическую силу не такую мощную, как Китай или Индия, но всё же остались в ряду ведущих экономик. Имеем серьезные морально-политические позиции на международной арене. Выступаем по ключевым для развивающихся стран вопросам с позиции справедливости и критики системы, которую Запад хотел бы в постколониальную эпоху сохранить на принципах стремления жить за счет других.

Я не ответил на предыдущий вопрос в части Грузии. События в Грузии «оркестрируются» извне и имеют ту же природу. Это желание создать «раздражитель» на границах России, причем в стране, где нынешнее правительство (как и украинское правительство В.Ф.Януковича в 2013 г.) думает прежде всего об экономических интересах своего государства и отказывается присоединяться к антироссийским санкциям. Мотивируют это вовсе не тем, что являются пророссийскими политиками, а тем, что экономические, торговые связи с Российской Федерацией (поставки газа, встречные поставки вина, коньяков, «Боржоми», сельскохозяйственной продукции) дают львиную долю доходов грузинскому внешнеторговому бюджету. Они не хотят от этого отказываться, хотя их заставляют принести в жертву свои национальные интересы. И там, и там были совсем не пророссийские правительства, но они думали о себе, а не о том, что им приказали.

Упоминал, как убеждают американцы: «вы должны сделать так-то». На вопрос «что получим взамен?» чаще всего следует ответ «взамен мы вас не накажем». Не наблюдаю никакого равноправного, взаимовыгодного размена, никаких обоюдных сделок.

Россия, действительно, объявлена экзистенциальной, немедленной «угрозой», которую необходимо преодолеть в самые короткие сроки. Следующей угрозой – пока еще в формулировке «долгосрочный, постоянный вызов Западу в мире» – объявлен Китай. Российская Федерация пока занимает приоритетное место в планах Запада, в его риторике, в действиях. Параллельно с этим начались санкционные войны против КНР, в частности, запреты на доступ Китая к любым материалам и технологиям, которые могут помочь Пекину принимать «прорывные» решения (полупроводники, микросхемы и многое другое). Вы знаете об этом. Уверен, что санкционное давление на Китай будет только нарастать. Это практически анонсировано.

Продолжение на сайте МИД РФ