NarMedia

17

Июнь

Речь Владимира Путина на ПМЭФ-2023

Share

0

Comment
385 Просмотров
14 mins
NarMedia


Петербургский международный экономический форум проводится ежегодно начиная с 1997 года. За это время он завоевал статус ведущей мировой площадки для обсуждения ключевых вопросов глобальной экономики. В 2023 году ПМЭФ проходит под девизом «Суверенное развитие – основа справедливого мира. Объединим усилия во имя будущих поколений».

Владимир Путин 16 июня 2023 года выступил на Петербургском международном экономическом форуме. Сайт kremlin.ru опубликовал полную стенограмму речи Президента России.

«Дорогие друзья! Уважаемый господин Президент! Дамы и господа!

Прежде всего хочу поприветствовать нашего гостя – Президента Алжирской Республики – [и поблагодарить] за то, что он нашёл время и приехал к нам на наше сегодняшнее мероприятие. Господин Президент, спасибо большое.

Уважаемый господин Президент, обращаюсь и к другим нашим гостям – к иностранным: конечно, моё выступление будет прежде всего посвящено развитию России, нашим планам по самым разным направлениям, но я исхожу из того, что это и для вас представит определённый интерес, потому что многие из вас либо работаете уже в нашей стране, либо собираетесь работать. И надеюсь, вам небезразлична наша оценка того, как складываются у нас дела и что мы собираемся делать в ближайшее время, чтобы понять, стоит ли с нами иметь дело.

Надеюсь, что и господину Президенту будет небезынтересно. Прошу прощения, если это в каких-то местах будет обращено исключительно к российской аудитории. Тем не менее всё-таки то, что мы делаем в своей экономике в сегодняшний момент, на мой взгляд, может быть применимо и в других странах. И это будет только усиливать возможности нашего взаимодействия.

Итак, ещё раз хочу поприветствовать всех участников и гостей 26-го международного экономического форума в Петербурге.

Выступая с этой трибуны в прошлом году, изложил своё видение тех вызовов, с которыми столкнулась Россия, да практически и весь мир, и подробно остановился тогда на наших действиях, призванных обеспечить уверенное, долгосрочное, суверенное развитие страны.

Напомню, именно второй квартал прошлого года стал самым трудным для нашей экономики, для отечественного бизнеса, когда стремительно менялись обстоятельства, привычный порядок торговли, расчётов, логистики, когда по сути перекраивалась вся ткань деловой, хозяйственной жизни.

Сегодня, уважаемые коллеги, дамы и господа, друзья, можно уверенно сказать: стратегия, выбранная тогда и государством, и бизнесом России, сработала. Позитивные макроэкономические тенденции набирают обороты и силу.

В апреле текущего года валовый внутренний продукт вырос на 3,3 процента в годовом выражении, а по итогам года он прибавит более процента. Так, во всяком случае, считает МВФ – 0,7 процента. Но, на мой взгляд, я согласен с теми нашими экспертами, которые полагают, что рост всё-таки будет побольше: где-то до полутора, а может быть, даже под два процента. Это позволит нашей стране сохранить место в числе ведущих экономик мира.

В апреле отмечен рост в промышленности и в розничной торговле. Причём объём выпуска в обрабатывающих отраслях за январь – апрель превысил прошлогодние значения на 2,9 процента. И здесь напомню, что именно эта сфера оказалась под сильнейшим ударом из-за разрыва кооперационных связей и цепочек.

Что позволило нам обеспечить такие результаты, о которых я только что сказал? Ведь ещё год назад настроения, в том числе и в наших предпринимательских кругах, были весьма и весьма настороженными. И, честно говоря, мало кто предугадывал, как будут развиваться события. В таких условиях принципиально важно было дать бизнесу точку опоры, укрепить доверие к проводимой политике, подчеркнуть незыблемость фундаментальных рыночных институтов, свободы предпринимательства и гарантий защиты собственности.

Именно поэтому, выступая в прошлом году на форуме, сформулировал наши ценностные подходы к развитию экономики в новых условиях и на долгосрочную перспективу. Хочу сказать, что то, что было сказано в прошлом году (мы с вами понимаем: то, что я говорил, это же результат нашей коллективной работы – и Правительства, и Администрации, экономического блока Правительства), всё, о чём я говорил, и всё то, что мы подготовили, а потом реализовывали в ходе своей практической деятельности, сработало.

И вот почему. О чём идёт речь?

Первое. Мы сохранили ответственную, сбалансированную бюджетную и денежно-кредитную политику. Их эффективная комбинация позволила выйти на минимальные значения безработицы, а также инфляции, которая сейчас в России ниже, чем во многих западных странах: и в еврозоне, и в других регионах, – и близка к историческому минимуму: составляет 2,9 процента. Безработица – 3,3 процента, такой низкой она ещё не была никогда в нашей истории.

Что важно: устойчивая макроэкономическая ситуация стала нашим конкурентным преимуществом, действенным фактором развития. Должен сказать, что во внутриполитической дискуссии в прежние годы раньше слышали много упрёков в адрес Правительства, руководства страны: чего мы хватаемся за эти макроэкономические показатели – нужно действовать смелее там, там. Практика показала, что мы не зря добивались этой макроэкономической устойчивости.

Используя бюджетные механизмы и денежно-кредитные инструменты, мы поддержали спрос в экономике, а значит, обеспечили работой предприятия и компании и при этом не допустили раскачки цен.

Будем и дальше выстраивать нашу макроэкономическую политику с учётом реальной ситуации и ориентируясь на целевую инфляцию – так, как мы это сделали в прошлом году или в пандемию, когда спрос в экономике припал, и, чтобы поддержать его, мы увеличили тогда дефицит бюджета до 3,8 процента ВВП. При этом уже на следующий, 2021 год бюджет был исполнен с профицитом – с небольшим, но тем не менее – 0,4 процента ВВП.

Отмечу, что сегодня наши государственные финансы в целом сбалансированы. Есть текущий небольшой дефицит федерального бюджета, но он во многом связан с переносом запланированных расходов на более ранние сроки или, как у нас говорят, влево по графику. Мы пошли на такой шаг осознанно, чтобы повысить темпы реализации государственных и региональных программ.

Естественно, что дополнительные средства потребовались и на укрепление обороны и безопасности, на закупку вооружений: мы обязаны это делать для защиты суверенитета нашей страны. Должен сказать, что в целом и это себя оправдывает, в том числе и с экономической точки зрения.

Обращает на себя внимание динамика ненефтегазовых доходов. За январь–май они выросли на 9,1 процента, что заметно выше прогнозов. При этом в мае темп составил плюс 28,5 процентов.

Вновь хочу подчеркнуть: речь идёт о доходах бюджета, которые не связаны с экспортом нефти и газа, а это важный индикатор того, что реальный сектор нашей экономики, его обрабатывающие предприятия, обрабатывающий сектор, сфера торговли и услуг развиваются и набирают обороты. Российская часть аудитории наверняка помнит и знает, мы всегда говорили: когда же мы слезем с нефтегазовой иглы? Ну вот постепенно эта тенденция набирает обороты, хотя и про нефть и газ тоже скажу, здесь есть вопросы, на которые мы должны обратить внимание.

Второе. Финансовые возможности государства позволяют держать уверенный курс на обеспечение социальной справедливости, на сокращение бедности и неравенства. Такой акцент стал важным фактором успешного преодоления проблем прошлого года.

Мы адресно поддерживаем наименее обеспеченных граждан. И, если посмотреть на эту категорию наших людей, на их доходы – так вот их доходы за год выросли примерно на 30 процентов. В 2022 году из-за черты бедности вышли 1,7 миллиона человек, а уровень бедности оказался ниже двузначной отметки – составил 9,8 процента.

Конечно, здесь каждый процент имеет значение – это совершенно очевидно. И даже те положительные тенденции, о которых я сказал, они тоже в практическом измерении может быть не так значимы, особенно для тех людей, которые только-только перебрались через эту черту – их доходы всё-таки слишком низкие, но я ещё об этом скажу. Но главное – тенденция, и тенденцию, конечно, мы должны будем поддерживать и сохранять.

Опережающим темпом относительно роста цен мы индексируем пенсии и социальные пособия, выплаты, увеличиваем минимальный размер оплаты труда и прожиточный минимум. В итоге уже в четвёртом квартале прошлого года реальные располагаемые доходы граждан вернулись, слава богу, к росту. Да, он тоже пока скромный, но всё-таки это тенденция. В этом году такая тенденция должна усилиться. Во всяком случае, я очень на это рассчитываю.

Очевидно, что это также поддерживает спрос, а значит, внутреннее производство и сферу услуг, особенно предприятия в регионах, на местах, и, как результат, позитивно сказывается на региональных финансах, на региональных бюджетах.

Наш третий принцип, о котором говорил год назад, – это упор на развитие частной инициативы. В прошлом году нам пророчили, что под давлением санкций Россия вернётся к закрытой, административно-командной экономике. Но мы, как вы знаете, выбрали путь расширения свободы предпринимательства, и практика показала, что поступили абсолютно правильно. Жизнь это доказала.

Заметным событием и мощным стимулом для нашего бизнеса стало замещение транснациональных корпораций, которые ушли с российского рынка. К сожалению, они не смогли устоять под мощным политическим давлением зарубежных политических элит.

Вы хорошо знаете: мы никого не выгоняли с нашего рынка, из нашей экономики, даже наоборот, предлагали взвесить все за и против, хорошо подумать о своих российских партнёрах и возможных последствиях такого шага. У каждого из наших партнёров было право выбора.

Что здесь важно? Под многими иностранными брендами уже давно продаётся продукция, которая полностью производится на наших мощностях, по сути, это российские товары – только с зарубежными логотипами.

Так что их выпуск с уходом владельцев торговых марок не прекратится – только логотип поменяется. Прибыль от этого бизнеса остаётся у нас в стране. Будем работать на новых российских собственников, помогать им обеспечивать доходы сотрудников их предприятий, а также смежников и подрядчиков.

Словом, если поначалу наши предприниматели, я бы сказал, очень переживали из-за ухода западных компаний, то сейчас занимают освободившиеся производства и площадки в торговых центрах. Некоторые небольшие, так называемые нишевые марки, которые раньше торговали одеждой, обувью, другими товарами через социальные сети, сейчас открывают собственные магазины.

Я на одном из мероприятий в Москве уже говорил об этом: в этом секторе экономики иностранцы ушли в большинстве своём, освободили до двух миллионов квадратных метров торговых площадей и нишу под два триллиона рублей. Ну прекрасно: практически всё занято уже нашими предпринимателями.

За один только прошлый год российские производители подали более 90 тысяч заявок на регистрацию торговых знаков. Кроме одежды и обуви это в основном программное обеспечение, бытовая химия, парфюмерия, косметика и так далее.

Думаю, не открою тайну, если скажу, что в ходе общения с представителями отечественных деловых кругов всё чаще звучат просьбы не пускать «блуждающие» иностранные компании назад. Это, знаете, всё то же самое у нас происходило в области сельского хозяйства после 2014 года, когда сельхозпредприятия наши, отечественные, начали набирать обороты, на всех встречах с сельхозниками был один и тот же вопрос: пýстите назад наших конкурентов или нет? На вопрос: когда пускать? [Ответ:] никогда, не пускайте их вообще, мы всё сделаем. Надо сказать по-честному: у наших сельхозпроизводителей это получается. Рост сельхозпроизводства за прошлый год был больше десяти процентов. И по всем товарным позициям в этом секторе мы фактически закрываем свои потребности и активно работаем на экспорт.

Но тем не менее скажу: если иностранные производители захотят вновь вернуться, прийти на наш рынок – а такие разговоры мы слышим всё чаще и чаще, – мы двери ни для кого не закрываем. Конкуренции, безусловно, никто не боится: она, как известно, двигатель прогресса и торговли. Будем создавать и для них необходимые условия для работы в России.

Но особенности поведения некоторых из этих партнёров на будущее, безусловно, для себя учтём и во главу угла, конечно, всегда будем ставить интересы нашего, отечественного бизнеса. Кстати говоря, тех, кто у нас остался, работает и собирается работать, из иностранных компаний, мы их считаем тоже отечественными производителями и будем к ним относиться так же, как к своим.

Для всех компаний подобного рода Агентство стратегических инициатив запустило специальный ежегодный конкурс, где будут отмечаться лучшие растущие бренды России. Итоги первого конкурса будут подведены уже скоро – в конце июня. Его программа охватывает более десяти номинаций. Уже приняты свыше пяти тысяч заявок со всей страны.

Уверен, и победа, и участие в этом конкурсе станут хорошим вызовом и подспорьем для наших предпринимателей, для укрепления их позиций на рынке и увеличения инвестиций в новые мощности и рабочие места. Поэтому призываю руководителей регионов: пожалуйста, оказывайте содействие развивающимся брендам – сейчас им особенно нужна такая поддержка на региональном уровне.

Отмечу, что за прошлый год вложения российских компаний в основной капитал прибавили в реальном выражении. Такая же картина наблюдается и за январь – март текущего года, и это, подчеркну, с учётом высокой базы прошлого года, когда в это же время инвестиции показали двузначные темпы роста.

Поддерживают высокую инвестиционную активность отечественные банки. Их капитальная база прошла испытания на прочность. Для сравнения: за 2022 год объёмы кредитования юридических лиц прибавили 14,3 процента, а по гражданам – 9,5 процента.

А темпы роста кредитов так называемым «юрикам», как говорят в профессиональной среде, юрлицам, в апреле текущего года составили уже 17,1 процента, а «физикам», то есть физическим лицам, – 12,9 процента рост. Это всё-таки хорошие показатели. Кстати говоря, опережающими темпами растёт и ипотека – 18 процентов плюс.

Важным фактором роста инвестиционной активности стало снятие цифровых ограничений, опережающее развитие транспортной, логистической сети, другой инфраструктуры. И это наш четвёртый принцип, подтверждённый в прошлом году и намеченный в прошлом году как принцип.

Системная, последовательная политика на этом направлении даёт результаты. Объём строительных работ растёт пять лет подряд, и прошлый год не исключение. Наоборот, сейчас такая динамика увеличивается и продолжается. За 2022 год объём строительных работ вырос на 5,2 процента. За январь–апрель этого года уже на семь с лишним процентов – 7,4.

Будем и дальше строить и обновлять объекты инфраструктуры: автомобильные и железные дороги, путепроводы, мосты. Продолжим расшивку узких мест – их у нас, конечно, тоже достаточно, увеличение возможностей морских портов будет в центре нашего внимания, пограничных пунктов пропуска.

Особое внимание будем уделять коридору «Север – Юг». Планируем к 2025 году удвоить, а к 2030 году утроить объём экспортных перевозок по этому маршруту. В мае, как многие знают, заключили с иранскими партнёрами соглашение о строительстве недостающего железнодорожного участка на иранской территории. Также ведём дноуглубительные работы на Волго-Каспийском канале: уже в этом году он сможет принимать суда с осадкой 4,5 метра.

Что касается Восточного направления, то к 2025 году его экспортный грузопоток должен увеличиться на треть, а к 2030 году добавить ещё 100 миллионов тонн к уровню 2022-го.

Ключевое мероприятие здесь, конечно, увеличение провозной способности Байкальской системы – БАМа – и Транссиба. Уже в этом году она должна прибавить 15 миллионов тонн, вырасти до 173 миллионов тонн.

Пользуясь случаем, отмечу успешную работу Правительства и РЖД, которые смогли оперативно увеличить вывоз контейнеров с Дальнего Востока. В итоге удалось ликвидировать заторы и снизить загруженность дальневосточных терминалов, в целом упростить поставки товаров и комплектующих из стран Азии.

Добавлю, что в ближайшие пять лет мы существенно обновим торговый флот. Минпромторг уже внёс изменения в масштабную судостроительную программу. Для её реализации привлечём средства Фонда национального благосостояния. Отмечу, что только в рамках данной программы в 2023–2027 годах на российских судоверфях запланировано строительство не менее 260 судов.

Кроме того, продолжим строительство ледокольного флота. Такие суда необходимы для Северного морского пути, который активно развивается. В прошлом году по нему прошли 34 миллиона тонн грузов. Ожидаем, что уже в следующем, 2024 году объём таких перевозок кратно увеличится, что требует такого же опережающего развития железнодорожной и иной инфраструктуры Мурманского транспортного узла, других арктических портов.

В этой связи отмечу ту работу, которую мы ведём по комплексному развитию региональной инфраструктуры, повышению связанности наших территорий.

Так, в прошлом году было отремонтировано более 20 тысяч километров региональных автодорог, построено и реконструировано одна тысяча 200 километров. Всё это, уважаемые коллеги, друзья, рекордные показатели, рекордные объёмы, и хочу поблагодарить наших строителей, инженеров, конструкторов, рабочих за их ответственный, результативный труд. Рассчитываю, что в текущем году мы не только удержим эту планку, но и поднимем её ещё выше. У нас всё для этого есть, всё сверстано. Надеюсь, что так и будет, как мы планируем.

Получают развитие современные линии связи и телекоммуникаций. В прошлом году их было построено более трёх тысяч километров. План на текущий год – девять с лишним тысяч километров – в три раза больше.

Напомню о поставленной задаче: до 2030 года нужно обеспечить качественной связью и доступом в интернет все населённые пункты страны, где проживает от 100 до 500 человек.

Подчеркну: речь идёт не только об улучшении качества жизни людей – развитие региональной инфраструктуры создаёт новые возможности для бизнеса, в том числе в сфере туризма.

Кстати говоря, в прошлом году внутренний туризм, внутренний туристический поток заметно вырос. По данным Росстата, в 2022 году численность российских туристов в коллективных объектах размещения возросла на 16,7 процента – это в абсолютных величинах почти десять миллионов человек.

Нужно динамичнее развивать качественную инфраструктуру для отдыха в нашей стране, причём ориентироваться здесь не на текущие цифры, а на то, что турпоток будет и дальше увеличиваться.

В этой связи предлагаю расширить программу льготного кредитования гостиничных проектов, сделать акцент на поддержку самого востребованного сегмента – это три-четыре «звезды», как вы знаете.

Считаю нужным также обязательно включить в эту программу строительство круглогодичных парков развлечений, аквапарков и горнолыжных курортов. Знаю, что бизнес планирует или уже реализует такие проекты в Крыму, на Дальнем Востоке, в Сибири, на Кавказе, на юге и в центральной части России. Безусловно, будем поддерживать эти проекты.

И ещё. Сейчас активно развивается отдых на природе в модульных, некапитального строительства гостиницах, коттеджах, так называемых глэмпингах. В прошлом году мы выделили на поддержку строительства модульных гостиниц 4,2 миллиарда рублей, охватили 174 проекта в 20 регионах страны. Однако спрос, как жизнь показывает, гораздо выше. Причём инвестиционные проекты проработаны, есть земельные участки, подведены инфраструктурные линии.

Предлагаю в ближайшие два года выделить дополнительно одиннадцать миллиардов рублей на поддержку строительства модульных гостиниц. Это позволит реализовать ещё 470 проектов подобного рода – почти на девять тысяч номеров. А значит, больше людей смогут ближе познакомиться с уникальной природой, историческим и культурным наследием нашей страны.

Развитие транспортных коридоров, логистических возможностей России позволяет нашему бизнесу укреплять внешнеторговые, кооперационные связи, прежде всего со странами Евразэс, Азии, Ближнего Востока и Африки, Латинской Америки.

Курс на открытость экономики – это, безусловно, наш пятый важнейший принцип. Несмотря на все трудности прошлого года, мы не свернули на путь самоизоляции. Наоборот, расширили контакты с надёжными, ответственными партнёрами в странах и регионах, которые сегодня выступают локомотивами, драйверами мировой экономики. И хочу повторить: это рынки будущего. Все это прекрасно понимают.

С некоторыми такими государствами, лидеры которых не поддаются часто хамскому внешнему давлению, а руководствуются не чужими, а своими национальными интересами, объёмы нашей взаимной торговли выросли даже не на какие-то десятки процентов, а в разы и сейчас продолжают расти дальше.

И это ещё одно доказательство, что здравый смысл, энергия бизнеса, объективные рыночные законы работают сильнее, чем текущая политическая конъюнктура. Это говорит о том, что уродливая, по своей сути неоколониальная международная система прекратила существование, а многополярный мировой порядок, напротив, укрепляется. Это неизбежный процесс.

В целом за прошлый год наш товарный экспорт обновил рекорд десятилетней давности – составил 592 миллиарда долларов. Почти треть этой суммы – 188 миллиардов долларов – пришлась на несырьевой неэнергетический экспорт. За этой цифрой стоит 6,4 миллиона рабочих мест и 2,2 триллиона рублей налоговых платежей в консолидированный бюджет страны.

Отмечу, что на новый максимум вышли поставки агропромышленного комплекса, о котором я говорил в самом начале, – это более 41 миллиарда долларов.

Вот уже десять лет Россия стабильно находится в пятёрке ведущих экспортёров зерна. С 2016 года выступает крупнейшим мировым поставщиком пшеницы – номер один на мировых рынках. Есть основания полагать, что и в текущем году наши компании сделают ещё один шаг вперёд: вновь перепишут, обновят рекорд по экспорту этой культуры. При этом Россия активно будет участвовать в обеспечении глобальной продовольственной безопасности, оказывать помощь странам, в том числе африканским, которые испытывают дефицит продуктов питания.

В целом за январь – апрель наша внешняя торговля – в плюсе на 22,6 миллиарда долларов. Это за январь – апрель, фактически чуть больше первого квартала. При этом за весь 2022 год профицит текущего счёта составил 233 миллиарда долларов.

Что хочу подчеркнуть. Этот ресурс должен более активно работать на развитие российской экономики, включая импорт передового оборудования, технологий, компонентов и материалов.

Прошу Правительство и Банк России представить конкретные предложения, как за счёт средств, поступающих в нашу страну от высокого экспорта, стимулировать инвестиции, расширить вложение средств в крупные, системно значимые проекты в инфраструктуре, логистике, в территориальном развитии и так далее – в проекты, которые позволят нарастить возможности отечественного бизнеса по самому широкому спектру, повысить его конкурентоспособность, в том числе и на глобальных рынках.

Конечно, на этих рынках у России есть не только партнёры и друзья – есть и недоброжелатели, прямо так скажем. Они привыкли извлекать сверхприбыль из своего доминирования и монополии, в том числе политической монополии, и просто не хотят, чтобы другие страны мира имели альтернативу их самолётам, кораблям, лекарствам, банковским системам, технологиям и прочим товарам и услугам.

Но таким участникам рынка не нужны конкуренты, поэтому они и вставляют палки в колёса, пытаются сдерживать новые центры развития, как сейчас говорят, стараются отменить их. Однако подобные попытки приводят лишь к тому, что западные страны отменяют свою собственную деловую репутацию, а это дорогого стоит. По-моему, иногда об этом некоторые деятели забывают.

Россия в свою очередь была и будет вовлечена в мировую экономику. Мы уже кардинально упростили регулирование внешней торговли, в разы уменьшили штрафы за нарушение валютного законодательства и, обращаю внимание, полностью убрали их в случае внешних недружественных действий. Кстати, этот мораторий будет продлён на следующий, 2024 год.

Что ещё? На недавней встрече с представителями общественного бизнес-объединения «Деловая Россия» коллеги прямо ставили вопрос об амнистии в валютной сфере. Я скажу откровенно: подобный подход мы применяем нечасто. Но сейчас, когда нарушение обязательств со стороны западных контрагентов стало привычной практикой, считаю правильным пойти навстречу бизнесу в столь остром вопросе, а именно: предлагаю объявить амнистию для бизнеса по вынужденным валютным нарушениям, допущенным в период действия моратория. И полностью закрыть этот вопрос, чтобы потом не было никаких оснований притягивать бизнес к ответственности, что называется, задним числом.

Далее. Мы ввели ускоренное возмещение НДС по экспорту – теперь это восемь дней вместо трёх месяцев. Вместе с зарубежными партнёрами готовим новые механизмы трансграничных расчётов, в том числе предельно упростим открытие в России банковского счёта для иностранных компаний. В таком случае даже не понадобится личное присутствие, конечно же, при соблюдении всех требований так называемого антиотмывочного законодательства.

Отмечу также заметный прогресс в использовании национальных валют во внешней торговле – это отдельная большая тема. Сегодня около 90 процентов расчётов со странами Евразийского экономического союза у нас идут в рублях, более 80 процентов расчётов с Китаем – в рублях и юанях.

Активно развиваем торговлю в национальных валютах и с другими государствами. В приоритете – ближайшие соседи, а также страны БРИКС и ШОС.

Словом, у нас действует целый набор инструментов поддержки внешнеэкономической деятельности, причём во всех отраслях: в промышленности, сельском хозяйстве, в других секторах. Работа этих инструментов рассчитана вдолгую, мы продлим её до 2030 года.

Вместе с тем нужно постоянно наращивать инструменты, совершенствовать инструменты поддержки экспортёров, делать их более удобными для бизнеса. Конечно, он сейчас активно выходит пусть и на дружественные, но всё-таки новые для себя рынки со своей спецификой. Это, конечно, государство должно учитывать и будет это делать.

В том числе необходимы конкретные решения по развитию страхования экспортных поставок, а также по использованию факторинга, что также поддержит наших производителей и поставщиков, даст дополнительные гарантии их сделкам с зарубежными покупателями.

И, конечно, надо продвигать отечественную продукцию с помощью площадок электронной торговли. Их аудитория, клиентская база неуклонно растёт как у нас в стране, так и во всём мире, а значит, даже небольшой бизнес может найти своего покупателя. У нас здесь есть над чем работать: мы здесь не лидеры, но, кстати говоря, и не в хвосте плетёмся. Но перспективы очень хорошие, очень хорошие.

Прошу Правительство как можно быстрее запустить линейку инструментов поддержки электронной торговли, а также постоянно анализировать их эффективность, прежде всего для малого и среднего бизнеса, чтобы вместе с деловыми объединениями работать над её повышением.

Добавлю, что у нас есть примеры собственных успешных электронных площадок. Надо помочь им с выходом на крупные рынки, такие как рынок Китая, Индии, на рынки наших соседей, такие как турецкий и других стран. Причём выгода здесь обоюдная: и наша продукция станет более доступной для зарубежных рынков, и российские покупатели получат более широкий выбор товаров и услуг.

Уважаемые друзья и коллеги!

Перед лицом беспрецедентных вызовов Россия не отступила от своих принципов экономического развития – я уже с этого начал. Общими усилиями предпринимателей – крупных, средних, мелких компаний, при активном участии органов власти мы сохранили устойчивость нашей экономики. На сегодня это абсолютно очевидно, что называется, медицинский факт.

Позиции как важнейшего участника глобального рынка тоже сохранены. Мы обеспечили стабильную работу целых отраслей реального сектора, трудовых коллективов, множества предприятий и так далее, поддержали благополучие миллионов российских семей.

Ключевая, стратегическая, системная задача и сегодня, и на перспективу не в том, чтобы просто компенсировать спад ВВП или заместить иностранные компании, которые избавили нас от своего присутствия на нашем рынке, и уж точно не в том, чтобы переждать якобы временные колебания глобальной экономики.

Уже говорил, уважаемые друзья, и хочу повторить ещё раз: изменения в мире во всех его сферах носят кардинальный, глубинный и необратимый характер – вот что важно. В этих условиях необходимо двигаться только вперёд, а это значит: нам нужна проактивная экономическая политика, которая может строиться и реализовываться в тесной связке с представителями делового сообщества – с нашими предпринимателями.

По сути, речь идёт о переходе на качественно новый уровень развития – о суверенной экономике, которая не только реагирует на рыночные конъюнктуру и учитывает спрос, а сама формирует этот спрос.

Такая экономика, её часто называют экономикой предложения, предполагает масштабное наращивание производительных сил и сферы услуг, повсеместное укрепление инфраструктурной сети, освоение передовых технологий, создание новых современных индустриальных мощностей и целых отраслей, в том числе по тем направлениям, где мы пока не проявили себя должным образом, но возможности для этого – научные возможности, творческий потенциал – у нас, конечно, имеются.

Что важно для реализации такой модели – модели экономики предложения, и какие задачи нам нужно решать уже сейчас и в ближайшем будущем, в ближайшее время?

Сегодня уже говорил о рекордно низкой безработице в России, чем можно, безусловно, по праву гордиться. Однако у этого достижения есть и обратная сторона медали. Представители компаний в этом зале, конечно, понимают, о чём идёт речь. Говорю о трудностях, связанных с подбором сотрудников, с дефицитом кадров.

Поэтому первым направлением развития экономики предложения в текущих условиях, конечно же, является занятость и совершенствование структуры занятости. У нас здесь огромные резервы – нужно их использовать, а для этого заниматься переподготовкой кадров, повышать экономическую активность граждан, чтобы люди могли реализовывать себя в новых, растущих, перспективных секторах: в каждом городе, посёлке и регионе должна быть возможность найти работу.

Обращаю внимание Правительства на ситуацию в регионах с высокой безработицей: а у нас, несмотря на то что в целом по стране она находится на историческом минимуме, всё-таки в отдельных регионах она остаётся и высокой. Здесь важно дать больше возможностей людям получать новую специальность, в том числе в сфере информационных технологий или по другим техническим направлениям, компетенции для работы в формате удалённой занятости – нужно наращивать это направление работы.

Уже в следующем году при федеральной поддержке в регионах с ограниченными бюджетными ресурсами должно быть запущено не менее десяти таких проектов. Хорошим примером создания подобных образовательных пространств является как пример «Школа 21», организованная «Сбером». Я не могу не поприветствовать программы подобного рода.

Далее. Необходимо повысить ориентированность высших и средних специальных учебных заведений на результат, то есть на успешное трудоустройство выпускников. В связи с этим считаю правильным сделать две вещи – по крайней мере две.

Первая – установить для учебных заведений специальные ключевые показатели эффективности, главный из них – это качество занятости выпускников. На основе такого подхода предлагаю сформировать рейтинги учебных заведений профессионального образования.

И второе – предлагаю ежегодно готовить пятилетний прогноз потребности в кадрах на уровне всей экономики, чтобы максимально гибко учитывать меняющиеся тренды, новые запросы рынка труда и, конечно, наши приоритеты в развитии отраслей экономики.

Отдельно прошу Правительство подготовить предложения по развитию такого инструмента, как ученический договор. Его смысл в том, что работодатель за свой счёт отправляет сотрудника учиться, повышать квалификацию, а работник в свою очередь получает гарантию трудоустройства на более квалифицированное рабочее место. Естественно, здесь нужно создать стимулы для бизнеса и использовать такой механизм, в том числе с помощью государственной поддержки. Сейчас не буду вдаваться в детали, но понимаем, о чём идёт речь.

Качественные изменения рынка труда предполагают рост заработных плат. Странно прозвучит, наверное, то, что я сейчас буду говорить, но тем не менее уверен, что это так. Сейчас отдельно хочу сказать о таком важном индикаторе, как МРОТ – минимальный размер оплаты труда. Мы продолжаем индексировать его, причём опережающими темпами, увеличивать отрыв МРОТ – минимального размера оплаты труда – от прожиточного минимума.

С 1 января 2023 года МРОТ был повышен на 6,3 процента – до 16 242 рублей в месяц. С 1 января 2024 года проведём ещё одну индексацию – сразу на 18,5 процента. С 1 января 2023 года была 6,3 [процента] индексация, а с 1 января 2024-го будет 18,5 [процента], что будет гораздо выше и темпов инфляции, и темпов роста зарплат в стране в целом.

Суммарное повышение МРОТ позитивно отразится на доходах почти пяти миллионов человек, если быть более точным, – 4,8 миллиона. А к 2030 году МРОТ должен вырасти в номинальном выражении как минимум вдвое, что станет дополнительным стимулом для роста заработных плат по стране в целом.

Что здесь хотел бы добавить, что здесь считаю важным добавить?

Мы расширяем меры социальной поддержки граждан, прежде всего семей с детьми. Многие из таких выплат зависят от того, работает человек или нет. Эти выплаты привязаны к доходу семьи, к доходу конкретного человека. Если такой доход даже незначительно увеличивается, то социальные выплаты прекращаются или существенным образом снижаются. А значит, стимула искать новую работу, более высокую заработную плату у человека нет.

Мы должны изменить такую ситуацию. Работать должно быть выгодно, а государственная поддержка должна служить именно подспорьем, дополнительным доходом к зарплате, а не её заменой. Я думаю, что вы понимаете, уважаемые коллеги, в условиях такой низкой безработицы это стимул для людей выходить на работу. И конечно, нужно искать такие стимулы, совершенствовать их.

Поэтому предлагаю пособие на ребёнка до полутора лет, а также единое детское пособие выплачивать в течение всего периода времени, на который они назначены, независимо от того, увеличился доход семьи или нет.

Также предлагаю поддержать граждан, которые ухаживают за детьми-инвалидами. Сегодня они также имеют право на пособие, только если не работают, не имеют никакого иного источника дохода. Даже при желании подработать нельзя этого сделать – тогда потеряешь пособие. Нужно, безусловно, снять эти ограничения, а именно: сохранить пособие по уходу при частичной занятости таких граждан. А чтобы здесь не было разночтений, нужно закрепить понятие «частичная занятость» в законе. Прошу парламент как можно быстрее принять соответствующие нормы.

Вторым направлением развития экономики предложения является расширение предпринимательской активности. В малом и среднем бизнесе в России занято более 28 миллионов человек. С начала 2022 года удвоилось количество самозанятых – их теперь у нас 7,6 миллиона.

Необходимо поддержать людей, которые хотят заниматься бизнесом, делают здесь первые шаги, в том числе в рамках социального контракта. Он сегодня предусматривает запуск своего дела, ведение личного подсобного хозяйства. Считаю правильным, если участник социального контракта будет проходить дополнительное обучение предпринимательским навыкам на базе центров «Мой бизнес», конечно, за счёт государства.

На одном из прошлых заседаний нашего форума предложил запустить зонтичный механизм кредитования малого и среднего бизнеса. Речь идёт о поручительствах «Корпорации МСП» в тех случаях, когда предпринимателям не хватает залога для получения кредита. Сегодня этот механизм действует во всех регионах, с его помощью выдано более 39 тысяч кредитов на сумму свыше 350 миллиардов рублей.

Надо сказать, что хорошо этот механизм работает. Вот смотрите: в 2022 году – по сравнению с 2020-м – количество кредитов с поручительством для обрабатывающих производств возросло в семь раз, а для предпринимателей в сфере IT-технологий – в 46 раз.

Конечно, спрос на такой инструмент ещё выше, особенно в таких отраслях, как промышленность, туризм, информационные технологии. Поэтому предлагаю нарастить этот ресурс, продлить механизм зонтичных поручительств до 2030 года. И прошу Правительство определить целевые лимиты увеличения объёмов такого кредитования. Антон Германович [Силуанов], я не называю эти целевые лимиты – прошу их проработать и утвердить. Но это реальный инструмент развития экономики в целом.

Также считаю нужным расширить охват этой меры, включить сюда так называемую категорию МСП плюс. Это некрупные предприятия, которые, несмотря на известные трудности, выросли за последние годы и по формальным критериям – таким, как занятость, выручка, – уже не могут обратиться за господдержкой, но находятся в важной стадии роста, в важной фазе роста, нуждаются в ресурсах. Для таких компаний нужны специальные меры поддержки. Прошу Правительство отработать их до конца текущего года.

И ещё. Сейчас компании, которые вырастают из статуса малых и средних, теряют права на льготные режимы налогообложения, налоговая нагрузка на них в момент возрастает – и так до тех пор, пока они не оформят льготы в рамках поддержки уже крупного бизнеса.

Возникает ситуация, – и для этого зала, для этой аудитории не скажу ничего нового, все прекрасно понимают, о чём идёт речь, – возникает ситуация, когда мало стимулов расти, переходить в другую весовую категорию: это просто нерентабельно. Поэтому компании разными ухищрениями пытаются остаться в секторе малого предпринимательства – в секторе МСП, в том числе прибегают к дроблению бизнеса, для того чтобы сохранить эти льготы. Налоговая служба всё это прекрасно видит.

Не знаю, господин Президент, как в Алжире, но у нас это происходит на протяжении многих лет. Думаю, что люди в этом смысле везде одинаковые и всегда найдут выход из той ситуации, которую государство рисует, если возникают реальные ограничения роста. Вот то, что я сказал, – это реалии нашей сегодняшней жизни.

В этом смысле нет смысла кого-то ловить за руку. Задача в том, чтобы поддержать развитие, убрать преграды, которые мешают бизнесу набирать силу, расширяться, создавать новые рабочие места. Лучший путь здесь – помогать, создавать условия для плавного и необременительного перехода в другую категорию бизнеса. Я прошу Правительство в начале следующего года представить предложения на этот счёт, включая запуск льготного переходного режима налогообложения.

Ещё одна важная мера поддержки предпринимательства касается ограничения проверок и других контрольных мероприятий. Напомню, что в прошлом году мы установили мораторий на плановые проверки всего российского бизнеса, а затем продлили его на текущий, 2023 год, а для предпринимателей, деятельность которых не сопряжена с высокими рисками причинения вреда, мораторий действует и того дольше – до 2030 года.

В результате в прошлом году по всей стране было проведено 339 тысяч проверок. Это на 20 процентов меньше, чем в ковидном 2020 году, и почти в пять раз меньше, чем в 2019 году. Это неплохой показатель, но есть и «но» – сейчас я об этом тоже скажу.

Во-первых, считаю, если бизнес не связан с высокими рисками причинения вреда гражданам или окружающей среде, то его вообще не должны проверять – ни в плановом порядке, ни во внеплановом. Достаточно профилактических мероприятий.

Господин Президент, мы в результате практической работы в экономике с бизнесом приходим к таким решениям. Прошу прощения за то, что говорю долго, но, может быть, и для Вашей страны здесь тоже что-то Вы найдёте полезного в нашей жизни, в нашей практике.

Мы в следующем году оценим то, что я сейчас предлагаю, как это будет действовать. Конечно, я полагаю, что достаточно ограничиться профилактическими мероприятиями, и в следующем году и дальше продолжим работу по снижению административного давления на предпринимателей.

Также прошу активизировать работу над таким инструментом, как трансформация делового климата, по сути, это системный проект по формированию дружественной, благоприятной среды для предпринимательства во всех регионах страны. Здесь уже налажены контакты с бизнес-объединениями. Именно с их подачи вносятся изменения в нормативное регулирование, и именно деловое сообщество оценивает эффективность принимаемых мер.

В этом году обновлены «дорожные карты» в области промышленного строительства, экспорта, корпоративного управления. Прошу в ближайшее время проделать аналогичную работу в градостроительстве, в высокотехнологичном бизнесе, включая использование искусственного интеллекта, а также в туризме и в сфере интеллектуальной собственности.

Напомню: раньше для оценки условий ведения бизнеса в той или иной сфере мы использовали рейтинги Всемирного банка и, кстати, достигли в этом неплохих результатов. Здравое зерно, хороший посыл, стимулирующий конкуренцию, в таком рейтинге, конечно, есть – не нужно от этой идеи отказываться. Очень важно иметь объективные критерии, чтобы, что называется, со стороны оценивать свою работу и достигнутый прогресс.

Поэтому прошу Правительство вместе с деловым сообществом или деловыми объединениями, Агентством стратегических инициатив разработать отечественную модель целевых условий для ведения бизнеса на национальном уровне – обязательно с учётом лучшего мирового опыта, чтобы шаг за шагом воплощать эту модель на практике в стране в целом и в каждом отдельном регионе в частности.

И конечно, в развитии делового климата нельзя обойти стороной такие чувствительные для бизнеса вопросы, как совершенствование правоприменительной практики и декриминализация уголовного законодательства.

Повторю: нужно обеспечить более чёткое правовое регулирование экономической жизни в стране, в том числе ликвидировать так называемые размытые формулировки в нормативной базе и так называемые резиновые статьи, свести к минимуму случаи, когда расследования нарушают работу предприятия, становятся причиной распада трудовых коллективов. Мы много уже об этом говорим – сейчас не буду вдаваться в детали. Хочу, чтобы коллеги, с которыми мы это обсуждаем, из делового сообщества знали, что мы эту тему не оставляем – будем обязательно работать над этим.

Год назад с этой трибуны озвучил тогда ряд инициатив в этой сфере. Многие из них уже стали законами, а некоторые ещё обсуждаются в Правительстве и парламенте. Понимаю, что здесь непросто найти компромисс, тем не менее очень прошу – прошу коллег не затягивать и скорее выходить на итоговые решения, на согласования.

Сегодня хотел быть выдвинуть ещё несколько предложений по итогам встреч с Российским союзом промышленников и предпринимателей, а также с «Деловой Россией». Речь идёт о нормах уголовного законодательства, которые утратили свою актуальность либо дублируют Кодекс об административных правонарушениях.

Так, у нас больше десяти лет не менялись пороги крупного и особо крупного имущественного ущерба, который не связан с хищениями, а также за нарушение авторских и смежных прав. На последнее я хотел бы обратить особое внимание, поскольку сейчас иностранные компании сами отказываются поставлять программное обеспечение и другие услуги. Считаю правильным повысить эти пороги как минимум в два раза и то же самое сделать для экономического состава преступлений, где не применяется лишение свободы: имею в виду уклонение от раскрытия информации по законодательству о ценных бумагах.

И отдельная тема. Я только что сказал, что количество проверок бизнеса сократилось. Сделал, как вы заметили, небольшую оговорочку – сейчас скажу, о чём идёт речь. Предприниматели говорят, что теперь вместо контроля надзорных органов стали приходить правоохранители, причём зачастую и нарушений-то никаких нет, а они тут как тут – уже приходят, что-то там ковыряют. Возможно, где-то это и оправданно. Возможно.

Но, по сути, что происходит? Происходит подмена понятий. Говорим: проверок не будет, – а на практике оказывается, что будет, только называется по-другому и другие люди приходят. Конечно, это подрывает доверие бизнеса к реформе контрольно-надзорной сферы, сказывается на работе бизнеса. Хочу подчеркнуть: проверки, там, где они остаются, должны проводиться только профильными ведомствами.

И прошу Правительство вместе с Генеральной прокуратурой и Министерством внутренних дел дополнительно закрепить эту норму в законодательстве и строго отслеживать её выполнение. Это очень важно, иначе смысла нет в нашей работе. Надо всё прописать, прописать, как в своё время говорил известный наш комик, тщательне́е надо проработать так называемую юридическую технику, чтобы каждое слово было понятно.

Далее. Деловой климат в России как для начинающего, так и для зрелого бизнеса должен быть глобально конкурентоспособным. Как сказал в Послании Федеральному Собранию, бизнес в ключевых отраслях и секторах, структуры управления нашими крупнейшими, системообразующими предприятиями должны работать именно в российской юрисдикции.

Да, конечно, у каждого бизнесмена есть незыблемое право распоряжаться прибылью, имуществом по своему усмотрению. Для этого любой бизнес и запускается – это главный мотив, основа предпринимательской деятельности. Понятно, здесь никаких не может быть сомнений. Но ситуация, когда средства зарабатываются в России, а затем оседают на заграничных счетах, несёт очевидные и часто неприемлемые не только для государства, но и для самого российского бизнеса риски.

Многие из наших бизнесменов на своём примере в этом убедились, когда увидели, с удивлением обнаружили, что на Западе оказались замороженными и счета, и активы. Но по факту, как мы уже много раз говорили, в голову раньше никому не приходило, что это возможно. В нарушение всех норм собственного и международного законодательства – разбой – просто закрыли, отобрали и даже не объясняют почему, даже и разговаривать не хотят. Удивительно просто, Средневековье какое-то.

Но у нашего народа есть меткая поговорка: где родился, там и пригодился. Поэтому я уже много раз говорил, обращаясь к нашему бизнес-сообществу: надо ориентироваться, конечно, на то, чтобы вкладывать деньги здесь, тогда они будут и надёжнее, да и прибыль будет побольше – здесь у меня нет никаких сомнений. Эти средства будут активно работать в стране, в экономике, в социальной сфере на наших граждан, и – мало того что стране немалую пользу всё это принесёт – надёжность выше. Выше надёжность.

Сегодня достаточно много отечественных активов оформлено на иностранные компании. Их собственники на самом деле – российские граждане, хотят вернуться в российскую юрисдикцию. Для них мы запустили два специальных административных района – в Приморском крае и в Калининградской области. Здесь компании могут защитить свои активы, сохранить привычную систему корпоративного управления, а также воспользоваться рядом налоговых преференций.

Знаю, что этой возможностью воспользовались не все, кто хотел бы, и причины здесь разные: кто-то просто не успел или не смог получить юридические и бухгалтерские услуги за рубежом. Однако есть и случаи прямого нежелания со стороны иностранных партнёров выдавать всю эту информацию, документы – это саботаж, по-другому не назвать. Просто не хотят выпускать наши активы, предпринимателей с нашими активами.

Прошу Правительство в контакте с деловым сообществом ускорить возвращение активов в ключевых отраслях в российскую юрисдикцию, в том числе упростить процедуру перехода бизнеса в Россию и регистрацию в специальных административных районах в тех случаях, когда такой переезд, образно говоря, блокируется зарубежной стороной либо вовсе не предусмотрен в их законодательстве. Такое тоже бывает.

Сделать это надо до декабря текущего года, и в тот же срок нужно запустить механизм защиты прав российских граждан и юридических лиц, которые владеют отечественными компаниями, но через так называемые зарубежные прослойки.

Говоря по-простому, о чём здесь идёт речь и в чём проблема? Когда-то кто-то из одного офшора перевёл в другой, из другого – в третий. Потом какие-то там появились квазисобственники, бенефициары – их тоже прикрыли какими-то офшорами. Честно говоря, иногда смотришь на всё это – жалко становится тех, кто это сделал: в конечном итоге попали. Давайте вместе подумаем, как помочь.

Казалось бы, это последствия решений отдельных людей, их персональные трудности. Но в итоге речь идёт, конечно, о компаниях и предприятиях, которые работают в России. Здесь трудятся наши граждане, на этих предприятиях, здесь же производятся инвестиции. Поэтому для собственников такого бизнеса нужно предусмотреть понятное место в российском правовом поле и, я прямо скажу, помочь. Мы постараемся это сделать в диалоге и в контакте с вами.

Уважаемые коллеги!

Следующее ключевое направление развития экономики предложения связано с обеспечением роста инвестиций. Нужно добиться увеличения их притоков в проекты по выпуску приоритетной промышленной продукции. Уже в текущем году объём таких инвестиций должен составить не менее двух триллионов рублей, а до 2030 года он увеличится в пять раз – до десяти триллионов рублей.

Для этого за последние годы сформирован целый набор инструментов, включая Соглашение о защите и поощрении капиталовложений, специальные инвестконтракты, Фонд развития промышленности, запущена промышленная ипотека.

В конце февраля начала действовать так называемая кластерная инвестиционная платформа. Её участники могут получить льготные кредиты по ставке ниже ключевой ставки Центрального банка. Сумма одного кредита – до 100 миллиардов рублей. Такие кредиты могут выдаваться под поручительство Внешэкономбанка.

Выделяются субсидии на проведение НИОКР [научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ] по современным технологиям. Упор сделан на те из них, которые позволяют развернуть серийные производства уже в течение трёх лет. Только в прошлом году одобрено более 160 таких проектов, в том числе в области средней и малотоннажной химии, СПГ и водородной энергетики.

Конечно, технологический суверенитет не означает собственный выпуск всех товаров и услуг – это невозможно ни для одной страны в мире, да и не нужно совсем, мы к этому не стремимся. Речь о том, чтобы иметь свои решения по критически важным направлениям. При этом нужно выстраивать надёжные кооперационные цепочки, технологические партнёрства. Здесь мы рассчитываем на сотрудничество с коллегами из дружественных стран, с партнёрами по Евразэс, БРИКС, ШОС, другим объединениям.

Конечно, нужно нарастить финансовую базу частных инвестпроектов, сделать такие ресурсы более доступными для бизнеса. Уже работает «Фабрика проектного финансирования». С её помощью реализуются 26 проектов общей стоимостью 1,8 триллиона рублей. Среди них строительство горно-металлургического комбината в Забайкалье, угольный порт в Приморье, заводы по производству удобрений на северо-западе и Дальнем Востоке, строительство и модернизация аэропортов и объектов энергетики. Одобрены ещё семь проектов на сумму 345 миллиардов рублей.

Словом, это инструменты, нужные бизнесу, востребованные. Я предлагаю эти инструменты, о которых я только что сказал, нацеленные на кредитование проектов по укреплению технологического суверенитета России, безусловно, совершенствовать дальше и укреплять. Перечень оценки таких проектов был утверждён уже Правительством.

Также запустим для таких проектов программу «зонтичных» поручительств ВЭБа в объёме до 200 миллиардов рублей. По прогнозу, это позволит снизить ставку по инвестиционным кредитам примерно на полтора процентных пункта. Порядок такой: если проект проходит отбор фабрики и банков-кредиторов, он автоматически получает поручительство ВЭБа – до половины стоимости проекта.

И конечно, нам предстоит раскрыть большой потенциал российского фондового рынка. На недавней встрече с «Деловой Россией» мы договорились запустить облигации с правом на долю в выручке компаний. Очевидно, что период обращения таких облигаций может быть разным, вплоть до бессрочного. Рассчитываю, что Правительство и Центральный банк оперативно реализуют эту идею.

Нужно развивать привлечение акционерного капитала. При участии ВЭБа мы запустим специальный инструмент, который позволит банкам участвовать в качестве акционеров инвестиционных проектов. При этом значимую часть рисков возьмёт на себя опять же ВЭБ.

На начальном этапе возможности программы фондов акционерного капитала составят 200 миллиардов рублей. Но даже этот объём позволит разблокировать инвестиции на сумму порядка двух триллионов рублей. Тут не нужно затягивать – первые проекты должны стартовать уже этим летом.

Что касается обращения корпоративных акций на нашем рынке, то, как сказал в Послании, мы поддерживаем размещение акций быстрорастущего высокотехнологичного бизнеса. Сейчас Правительство прорабатывает вопрос налоговых льгот как для эмитентов, так и для покупателей таких ценных бумаг.

А чтобы дополнительно поддержать, насытить наш фондовый рынок, принято специальное решение. Оно касается ситуации, когда иностранные владельцы продают российские активы. В таком случае часть акций компаний, у которых меняется собственник, должна поступать на российскую биржу.

И конечно, важно создать стимулы для дополнительного притока средств на наш рынок капитала. Серьёзным источником здесь являются долгосрочные сбережения граждан – ничего нового здесь нет. Такие проекты должны получить поддержку, в том числе в рамках системы страхования добровольных пенсионных накоплений, где государство гарантирует возврат суммы в два миллиона 800 тысяч рублей. Повторю: нужно сделать так, чтобы наши граждане могли вкладывать деньги и зарабатывать дома, внутри страны. А мы знаем те ситуации, при которых вложенные за границей средства оказались в подвешенном состоянии.

Что ещё важно? В Москве или здесь, в Питере, инвестор может получить не просто земельный участок, но и подведённые коммуникации да ещё и полный пакет налоговых льгот и вычетов. Но это в столицах и ещё в нескольких крупных регионах – у целого ряда субъектов такой возможности просто нет из-за скромных бюджетов. Безусловно, таким регионам нужно помочь. В том числе нужно продолжить опережающее развитие инфраструктуры с предоставлением поддержки в рамках инфраструктурного меню так называемого, причём в первую очередь сделать акцент на регионы с невысокой бюджетной обеспеченностью.

Кроме того, нужно обеспечить равные возможности для регионов предоставлять льготы для новых проектов. О чём идёт речь? Постараюсь пояснить.

Сейчас субъекты Федерации, чтобы стимулировать запуск новых бизнес-инициатив, расширение или открытие производств с нуля, могут вводить инвестиционный налоговый вычет. В прошлом году мы расширили перечень расходов, на который он предоставляется. Однако нельзя сказать, что механизм полностью отработан: проектов, где такой вычет применяется, пока немного. Бюджеты далеко не всех регионов могут сейчас «уступить» в доходах ради будущих поступлений. Нужно повысить востребованность инвестиционного налогового вычета.

Считаю правильным, если мы целевым образом сориентируем этот инструмент на проекты укрепления именно технологического суверенитета нашей страны, в первую очередь в регионах с небольшими бюджетными возможностями.

Прошу Правительство отработать этот вопрос с участием комиссии Госсовета по инвестициям, а также деловых кругов, чтобы со следующего года перезапустить механизм инвестиционного налогового вычета с обновлёнными параметрами. В том числе нужно использовать на поддержку регионов по этому направлению долгосрочные бюджетные кредиты на льготных условиях. Знаю, что здесь существуют риски перезагруженности, перезакредитования регионов. Обо всём об этом нужно будет подумать.

Повторю: главное здесь – учесть интересы развития бизнеса и наряду с этим обеспечить сбалансированность региональных бюджетов.

Добавлю, что региональные управленческие команды играют ведущую роль в создании современной деловой среды. Сегодня хотел бы по традиции отметить субъекты Федерации, которые добились наибольшего прогресса в Национальном рейтинге инвестиционного климата.

В целом 60 регионов продвинулись в этом списке. С удовольствием назову: лучшую динамику показали Чеченская Республика, Ростовская, Саратовская, Костромская области, Ямало-Ненецкий автономный округ и Забайкальский край. Я поздравляю коллег и желаю им дальнейших успехов.

Следующее направление экономики предложения – это повышение эффективности реального сектора и сферы услуг, увеличение производительности труда в России за счёт устранения «узких мест», ликвидации потерь, внедрения оптимальных решений. Всё это описывается термином «бережное производство».

С 2019 года у нас реализуется национальный проект «Производительность труда». В нём участвует около пяти тысяч предприятий, более 88 тысяч сотрудников прошли обучение новым современным методикам. Мы видим, как эта работа даёт результат, в том числе в оборонно-промышленном комплексе: позволяет быстро настраивать выпуск вооружений и военной техники.

Внедрение принципов бережного, эффективного производства должно набирать обороты, причём не только в базовых отраслях экономики, но и в других секторах, в социальной сфере. Здесь нужно в полной мере задействовать ресурс Федерального центра компетенций, расширить его мандат.

Ещё одно ключевое направление экономики предложения касается активной автоматизации и освоения технологий искусственного интеллекта.

В России в силу объективных демографических процессов предложение на рынке труда будет ограниченным. В этих условиях нам крайне важно повысить темпы автоматизации добывающей, обрабатывающей промышленности, сельского хозяйства, транспорта и логистики, торговли и многих других сфер.

У России здесь не только огромный потенциал, но и эффективные собственные решения. Буквально на днях в рамках нашего форума состоялся запуск беспилотных грузовиков «КамАЗ» на федеральной трассе «Нева». На улицах Москвы уже работают беспилотные такси «Яндекса». Это хорошие, но пока единичные примеры, а нам нужно именно массовое внедрение подобных технологий.

Напомню, что в ноябре прошлого года мы обсуждали меры по стимулированию внедрения и производства в России промышленных роботов. Договорились, что соответствующий федеральный проект Правительство утвердит до 1 июля. Прошу строго выдерживать этот срок: промедление здесь абсолютно критично для нашей экономики.

Следующий важный вопрос – то, что называется «управление на основе данных». Такой подход должен применяться практически повсеместно в системе транспорта и связи, медицине, образовании, органах власти и так далее.

Нужно активно внедрять и использовать эти наработки, поддерживать подготовку отечественного программного обеспечения в сфере больших данных, запускать проекты в области искусственного интеллекта и, конечно, заниматься укреплением информационной безопасности, отслеживать оборот данных, чтобы они не причинили ущерба национальной безопасности и интересам наших граждан. О конкретных действиях на этот счёт мы с коллегами уже договорились.

К сожалению, здесь есть и отставание – нужно его навёрстывать и в дальнейшем строго придерживаться установленных планов. В ближайшее время заслушаем доклад Правительства по данному направлению.

Добавлю, что мы регулярно рассматриваем ход внедрения новых технологических решений в российской экономике, проводим ежегодную конференцию, посвящённую искусственному интеллекту. А начиная с этого года запускаем новую специальную площадку – Форум будущих технологий, где на ежегодной основе будут обсуждаться передовые направления технологического развития.

Компании, регионы, научно-исследовательские команды будут представлять свои разработки, делиться опытом в освоении новейших решений. Первый форум пройдёт совсем скоро – в июле. Будут обсуждаться перспективные идеи в области вычисления и передачи данных. Приглашаю всех принять в этом участие.

Технологические изменения сегодня идут очень быстро, и для эффективного развития уже недостаточно автоматизировать отдельные производственные процессы: нужно действовать в масштабах целых рынков. Успешные примеры таких работающих платформ уже есть в России: это и платформа «Яндекса» на рынке такси, – я уже упоминал об этом, – и система автоматического кредитования в Сбере, и платформа электронной торговли «Озона».

Повторю: нужно охватывать всё больше и больше отраслей и институтов, формируя техноэкономику будущего – экономику с институтами, работающими на качественно новой технологической основе.

Платформенный принцип управления на основе данных активно внедряется и в повседневной деятельности Правительства России, коллег в регионах. По многим направлениям такой работы по использованию новых принципов цифрового государства мы в числе безусловных мировых лидеров, и это факт. Нужно укреплять эти позиции и идти дальше.

Уважаемые друзья!

Формат нашего общения не позволяет затронуть весь блок тем, которые относятся к экономике предложения. Полагаю, что и так вас уже утомил, но в конце хочу просто отметить, что детальная проработка каждого из направлений является задачей Правительства Российской Федерации.

Один из ключевых индикаторов того, что наши подходы реализуются верно, это уровень инфляции – я уже об этом сказал. Нам важно одновременно добиваться высоких темпов экономического роста и сохранить динамику цен вблизи целевых значений в четыре процента. Вы знаете, Центральный банк говорит о возможной инфляции в конце года в районе пяти процентов.

Сдерживание роста цен сегодня – это не только задача Банка России, но и оценка качества работы Правительства Российской Федерации по стимулированию роста предложений. Прошу коллег обратить на это особое внимание.

Для этого в том числе важно повышать эффективность и отдачу от государственных расходов. Реализация политики, направленной на развитие экономики предложения и повышения эффективности бюджетных расходов, – это те приоритеты, на базе которых необходимо сформулировать федеральный бюджет на будущую трёхлетку. А ход реализации мер экономики предложения подробно обсудим на Совете по стратегическому развитию в июле.

В этой связи хотел бы подчеркнуть: сегодня было много сказано о формировании этой самой экономики предложения. Но там, где есть предложение, обязательно должен быть и спрос, а значит, расширение экономических возможностей России, её потенциала должно быть прямо увязано с повышением благополучия наших граждан. Именно в этом и состоит воплощение экономического роста.

Закончить хочу тем, с чего, собственно, и начал. Здесь имею в виду не только сохранение низкой инфляции и высокой занятости: безусловно, важно обеспечить опережающий рост доходов граждан.

Российская экономика должна стать экономикой высоких заработных плат с новыми требованиями к системе профессионального образования, с повышением производительности труда, в том числе на основе автоматизации и новых систем управления, с качественными современными рабочими местами и условиями труда.

Знаю, что многие, во всяком случае некоторые, полагают, что высокая стоимость трудовых ресурсов снижает глобальную конкурентоспособность страны. Очевидно, что такой взгляд имел под собой определённые основания, но он устаревает или, можно сказать, устарел: не учитывает современные реалии, тем более тенденции завтрашнего дня.

Если мы говорим, что будущее любой экономики, в том числе экономики России, в высоких технологиях, то добиваться качественной работы в высоких технологиях невозможно, используя низкоквалифицированный труд, а если это высококвалифицированный труд, то его надо оплачивать. Только там, где труд достойно оплачивается, будут работать профессиональные, квалифицированные кадры, будет производиться действительно качественная продукция, будет расти спрос и меняться его структура, а значит, только там возможно по-настоящему суверенное развитие, технологическое и экономическое лидерство.

Государство идёт навстречу бизнесу, помогает в решении острых проблем, включая вопросы с логистикой, заказами, доступностью оборотных средств. И мы вправе рассчитывать, уважаемые коллеги, на ответные шаги со стороны собственников предприятий или компаний, на проявление социальной ответственности. Мы всё время с вами говорим об этом.

Повторю то, что сказал на недавнем съезде РСПП и на встрече с членами «Деловой России». Содействие на всех уровнях власти должен получать именно тот бизнес, который строит и реализует долгосрочные планы, рассчитанные на укрепление технологического, промышленного, аграрного суверенитета нашей страны. Кто не откачивает средства, а вкладывает средства в развитие своего дела в России, поддерживает государственные вложения в инфраструктуру, в развитие городов и территорий, в экологические проекты.

Ещё раз подчеркну: меры государственной поддержки экономики, отраслей, системообразующих предприятий должны быть увязаны с повышением заработных плат сотрудников, с улучшением их условий труда, с расширением социальных пакетов для персонала. Прошу Правительство обратить на это самое пристальное внимание.

Сегодня у России насыщенная и весьма амбициозная экономическая повестка. Трудности, проблемы, с которыми мы сталкиваемся, – это стимул для всех нас, стимул наращивать темпы и качество преобразований, добиваться большего в повышении качества жизни, благосостояния и благополучия наших граждан.

Безусловно, мы будем укреплять наш суверенитет во всех областях. Мы, безусловно, открыты в этой работе для равноправного партнёрства со всеми странами – со всеми, кто, как и Россия, дорожит своими национальными интересами и готов сам определять своё будущее.

Большое спасибо. Спасибо за ваше терпение. Благодарю вас».