NarMedia

3

Ноябрь

Все гвинеальное просто

Share

0

Comment
35 Просмотров
6 секунды
NarMedia


Что оказалось за душой у Теодоро Обианга Нгему Мбасого

2 ноября президент России Владимир Путин принял в Ново-Огарево президента Экваториальной Гвинеи Теодоро Обианга Нгему Мбасого, который находится у власти гораздо дольше, чем кто бы то ни было в мире из выбираемых лидеров, и выслушал его предложение посетить Экваториальную Гвинею, демонстративно не обращая внимания на ордер Международного уголовного суда. Специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников тщательно анализирует это заманчивое на первый взгляд предложение.

Президент Экваториальной Гвинеи Теодоро Обианг Нгема Мбасого, без сомнения, самодостаточный и уравновешенный человек. После саммита Россия—Африка в Петербурге, когда африканские лидеры были в России, видимо, на разведке, все больше таких уравновешенных людей приезжает в Россию уже не спеша, с официальными и рабочими визитами. Их потом все сравнивают друг с другом по уровню владения наушниками для синхронного перевода, а они могут, например, допустить или не допустить государственный переворот у себя в стране, а такой навык, конечно же, ценится выше (сам Теодоро Обианг Нгема Мбасого пережил три попытки переворота).

И все же не всегда в Москву прилетают такие культовые лидеры, как в этот раз.

Не нужно быть пророком, чтобы предположить, что Теодоро Обианг Нгема Мбасого пришел к власти в стране в результате государственного переворота. Причем это произошло еще в 1979 году. Тогда он сверг и казнил своего дядю. После этого он последовательно, раз в семь лет (в 1989, 1996, 2002, 2009 и 2016 годах — а вы говорите), выигрывал все президентские выборы и подошел к своему 80-летию просто на пике формы, так что про него можно сказать все, что угодно (и говорят, разумеется), но только не то, что ему уже 81 год (это все благодаря, подозреваю, не столько даже африканским корням, сколько кореньям) и что он является абсолютным мировым рекордсменом по времени нахождения у власти среди всех ненаследственных (но таких же ненасытных) глав государств мира.

Так что Владимиру Путину, разумеется, было о чем с ним поговорить. Есть, есть и после смерти Махатмы Ганди такие люди. Надо только терпеливо искать среди живых.

Впрочем, президент Белоруссии Александр Лукашенко обнаружил президента Экваториальной Гвинеи еще раньше (а может, господин Путин ему великодушно посоветовал; но скорее наоборот) и успел встретиться с ним еще в сентябре этого года.

— Сегодня,— сказал Владимиру Путину коллега,— я хотел бы обсудить с вами темы двусторонней повестки, а также все мировые проблемы. Говоря о наших отношениях, я хотел бы укрепить наше сотрудничество в области обороны, в области защиты наших стран…

Он хотел продолжить, но Владимир Путин перебил и даже остановил его резким взмахом руки:

— Договорились!.. Мы сейчас… Продолжим потом без прессы…

Теодоро Обианг Нгема Мбасого еле заметно пожал плечами. Он готов был и с прессой. Это он готов был обсуждать, похоже, вообще с кем угодно. Ведь ему еще на выборы идти. Впереди у него долгая жизнь в искусстве. И это искусство не политического долголетия даже, а политического выживания. У него ведь около 30 детей от пяти жен, и все они уже не дети, особенно Теодор, и вечно ютиться на задворках мировой истории под присмотром своих мам (среди которых ярко сияет звезда Констанции Манге Обианг, мамы лично Теодора, первого вице-президента своей страны) не собираются.

Переговоры в узком составе продолжались около часа, и затем начались переговоры в расширенном составе, которые должны были перейти, а то и перерасти в переговоры один на один в режиме обеда. Да, президент Обианг получал от президента Путина все, что хотел. Президент Байден не дал бы ему такого при всем желании.

— Во-первых,— пояснил господин Обианг,— я хочу поблагодарить господина президента, моего друга Владимира Путина за приглашение посетить это великое государство!

Все пока было очень четко.

— Очевидно,— говорил президент Обианг,— Россия — это традиционный и стратегический партнер Экваториальной Гвинеи и Африканского континента. И нужно иметь в виду то, что Россия внесла вклад и боролась за освобождение африканских государств для того, чтобы они достигли независимости! Эту борьбу не стоит забывать. Поэтому в настоящий момент, особенно на уровне ООН, когда хотят принять определенные меры, Экваториальная Гвинея всегда голосует против подобных предложений.

Он имел в виду, судя по всему, антироссийские резолюции, которые Экваториальная Гвинея блокирует как умеет в основном своими силами (то есть без успеха).

Затем Теодоро Обианг Нгема Мбасого перешел к анализу ситуации непосредственно на Африканском материке:

— Очевидно, Африка в настоящий момент подвергается сильной эксплуатации. Африке нужно развиваться. Более чем век прошел с тех пор, как Африка добилась независимости, но мы все еще слабо развиты в экономической сфере. Не потому, что Африка не может развиваться! Но потому, что используют наши природные ресурсы. Нас эксплуатируют!

Колонизация Африки, таким образом, не прекращается ни на минуту, хотя бы даже ментально.

— Поэтому, когда Россия обещает отправить своих бизнесменов для того, чтобы помочь Африке развиваться, мы можем лишь сказать: пусть они приезжают! — заверил президент Экваториальной Гвинеи.— И с удовлетворением Экваториальная Гвинея принимает это предложение!

Так все-таки это было предложение. А чего стесняться, если оно принимается с удовлетворением? И пусть современные российские бизнесмены наконец-то тоже почувствуют себя миссионерами.

Безусловно, отношения России как правопреемницы СССР с Африкой переживают просто ренессанс какой-то.

— Кроме того, я хочу поблагодарить за решение правительства России вновь открыть свое посольство в Экваториальной Гвинее,— добавил президент Обианг.

То есть до этого отношения в последнее время были все же не очень.

— Центральная Африка сталкивается с проблемами в области безопасности в Гвинейском заливе,— поделился Теодоро Обианг Нгема Мбасого уже почти личными проблемами.— Это зона свободной торговли государств, и мы подвергаемся террористическим актам, которые финансируются нашими врагами. Также Африка в настоящее время страдает от действий террористов! Мы не знаем, кто финансирует террористические группировки. Это очень бедные люди, у которых нет возможности приобрести серьезное оружие!..

Да ведь и слава богу.

— Поэтому я считаю, что Россия, как ключевой партнер Африки, должна следить за безопасностью африканских стран для того, чтобы они продолжали бороться со своим слабым уровнем развития,— сделал только на первый взгляд неожиданный вывод президент Обианг.— Кроме того, я хочу отметить роль Российской Федерации в мире, поскольку мы видим, что существует желание проводить политику, которая приведет к усилению небезопасности!

У кого-то, видимо, существует такое желание. И в принципе ясно у кого. Ведь не у России же.

Причем главное российское завоевание последних почти уже двух лет состоит в том, что мы, в отличие от президента Экваториальной Гвинеи, вслух говорим, у кого именно. Точнее, позавчера начали.

— Есть противовес санкциям определенных государств,— продолжал президент Экваториальной Гвинеи.— Мы считаем, что должно быть больше политического равновесия для развития мира, поскольку есть определенные государства, которые используют эксплуатацию (Да назови уже вещи своими именами! — А. К.)! Они рационально эксплуатируют определенные африканские государства, то есть те государства, у которых нет возможности использовать свои экономические ресурсы, у которых нет возможности защитить себя. Поэтому те государства проводят подобную политику для того, чтобы жить за счет ресурсов Африки! Мы жертвы в этом плане!

Теодоро Обианг Нгема Мбасого был сейчас хорош. Так вот он и выигрывает эти свои президентские выборы.

— Также я попросил моего друга президента Владимира Путина,— рассказал он, пожалуй, о главном,— дать возможность Экваториальной Гвинее принять у себя следующий саммит Россия—Африка, если он может состояться на Африканском континенте! Поскольку я считаю, что Экваториальная Гвинея принимает у себя важные конференции, различные конференции Африканского союза, конференцию «Африка и арабский мир» и другие… У нас есть инфраструктура, и поэтому мы предлагаем свою кандидатуру на роль хозяйки саммита Россия—Африка!

Но он ведь не это хотел сказать. А вот что:

— Также есть определенные государства, которые сталкиваются с трудностями. Экваториальная Гвинея не подписывала договор Международного уголовного суда, она отвергает во всех смыслах этот документ и желание стран навязывать свою волю другим!

Не Армения, чай, какая-то.

Продолжение материала на Коммерсантъ.