NarMedia

9

Январь

255 лет назад в России появились первые бумажные деньги

Share

0

Comment
26 Просмотров
12 секунды
NarMedia


9 января 1769 года — день рождения российских ассигнаций, первых бумажных денег, призванных потеснить повсеместно использовавшуюся (как тогда изъяснялись — «ходячую») медную монету. По распоряжению Екатерины Великой вдобавок к номиналам в 50 и 100 рублей на свет появились необычные купюры по 25 и 75 рублей. Грамотные покупатели различали их по водяным знакам с государственными девизами. Не умевшие ни читать, ни писать ориентировались на цвет. Золотой век бумажных денег продлился два десятилетия. В 1780-е типографский станок запустили еще раз, и масса бумажных денег почти удвоилась. Их цена упала, а сменивший Екатерину император Павел повелел собирать ассигнации и сжигать — для надежности перед Зимним дворцом. Но, словно в насмешку над собой, сам наладил печать бумажных денег заново.

Первое знакомство русских с бумажными деньгами относится к XVII веку: на переговорах со шведами московских послов уведомили, что в Стокгольме открыта банковская контора, принимающая векселя с обязательством обмена их на золотую или серебряную монету. Спустя столетие выросший в Швеции император Петр III попробовал ввести в России бумажные ассигнации. Задача, поставленная монархом, предполагала упрощение оборота денег: громоздкие медные монеты, со звоном перевозившиеся по России, готовились (отчасти) заменить на изящные кредитные билеты. Однако подспудная мысль, читавшаяся за этим, пугала. Император не прочь был заработать: залатать дыру в государственных финансах путем выпуска недостаточно обеспеченных денежных знаков.

Сменившая Петра III в 1762 году Екатерина Великая отправила проект ассигнаций на доработку. Финансисты империи избавили купюры от риска инфляции, введя фиксированный курс обмена на медные деньги. С этой целью создавались ассигнационные банки в Москве и Санкт-Петербурге, на баланс которых переводилось по 500 тыс. медяков. Осмотрительная императрица понимала, что к дверям кредитных учреждений не выстроится очередь на покупку купюр. Поэтому выплаты податей было решено перевести частично в «бумажный» вид. Это сработало: ассигнации превратились в предмет первой необходимости и прочно вошли в жизнь Российской империи.

Постоянно совершенствуя внешний вид банкнот, екатерининское правительство взяло за правило заставлять чиновников расписываться на них лично. В этом видели заслон от фальшивомонетчиков, научившихся справляться с другими средствами защиты, включая водяные знаки. Преступников ловили и бросали в тюрьмы, а сами ассигнации запретили вывозить за границу, чтобы не столкнуться с работой международной «мафии». Однако в 1780-х проблемы начались у чиновников. Не зная, как привести в порядок финансы, Екатерина распорядилась увеличить фонд наличных купюр вдвое. Но правило о личной подписи начальника государственных банков на банкнотах оставалось в силе — и тот работал в буквальном смысле не покладая рук.

К концу екатерининского времени инфляция поколебала доверие к ассигнациям, превратившимся в параллельную разновидность денежного оборота. В 1788 году за рубль ассигнациями еще давали 92,7 копейки серебром, а в 1795-м, предпоследнем году правления царицы, — всего 70,5. Обесценивание пробовал остановить император Павел, но внятной альтернативы предложить не смог. Бумажные деньги продолжили терять в цене, пока не нащупали дно в 1810-е годы при Александре I — в среднем около 25 копеек за рубль.

Правительство, упустившее нить финансовой политики, опасалось полностью обесценить купюры, отменив их привязку к медным деньгам. Но увеличение числа ассигнаций стало оказывать давление на рынок меди. Ее не хватало. Осмотрительные россияне рубежа веков предпочитали переплавлять медные монеты в слитки, увеличивая таким путем их стоимость, или прятать не такие уж бросовые медяки в клады — но только не менять на бумагу. Госсекретарь Российской империи Михаил Сперанский разработал программу оздоровления государственных финансов, но реализовать ее не смог. Правительству не удалось собрать достаточного количества медных денег, чтобы обеспечить ассигнации, а резкому росту податей российское общество воспротивилось.

Продолжение на www.tass.ru